Погода в Москве, Петербурге, Самаре и других городах России
И опыт, сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг, и случай, Бог-изобретатель...
Поиск по сайту - введите термин или город:
"Метеоцентр": ТОЦКОЕ общевойсковое УЧЕНИЕ с применением АТОМНОГО оружия (14 сентября 1954 г.)

ТОЦКОЕ общевойсковое УЧЕНИЕ с применением АТОМНОГО оружия (14 сентября 1954 г.)

Рассказ о том, как было организовано это учение в 1954 г. на западе Оренбургской области (ТОЦКИЙ ПОЛИГОН), какие меры предосторожности были предприняты при проведении ЯДЕРНОГО ВЗРЫВА, был ли нанесён вред здоровью военнослужащих и мирного населения.
"В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения".
(Сообщение ТАСС. Правда, 17 сентября 1954 г.)


Войсковое учение с применением атомного оружия 14 сентября 1954 г. состоялось после принятия правительством СССР решения о развертывании подготовки Вооруженных Сил страны к действиям в условиях реального применения вероятным противником ядерного оружия. Принятие такого решения имело свою историю. Первые разработки предложений по этому вопросу на уровне ведущих министерств страны относятся к концу 1949 г. Это было обусловлено не только успешно проведенными первыми ядерными испытаниями в Советском Союзе, но и влиянием американских средств массовой информации, питавших нашу внешнюю разведку сведениями о том, что Вооруженные Силы и Гражданская оборона США активно проводят подготовку к действиям в условиях применения ядерного оружия в случае возникновения вооруженного столкновения.

Военная авиация США в те времена способна была поднять в воздух до 700 атомных бомб. В частности, согласно плану "Дропшот", предполагалось произвести сброс 300 атомных бомб на 100 городов СССР. При этом по предварительному расчету военных должны были погибнуть приблизительно 65 миллионов жителей (Известия, 25 марта 1990). По этой причине в условиях "холодной войны" и отрабатывался вариант сброса и подрыва советской атомной бомбы с самолета-бомбардировщика. К этому времени в СССР уже было проведено не одно испытание ядерного оружия, и существовало много реальных данных о способах защиты от его поражающего воздействия. Несомненно, что опасность применения ядерного оружия для здоровья людей была хорошо известна военному и политическому руководству страны. Однако, в принятии решения о проведении ядерного взрыва в ходе войсковых учений большую роль, по-видимому, сыграло желание не отстать от армии Соединенных Штатов. С 1951 по 1956 гг. США провели 8 войсковых учений с реальным применением атомной бомбы. Следует заметить, что позднее и армия Китая проводила войсковые учения при реальном взрыве атомной бомбы.

Инициатором подготовки предложений о проведении учения с применением ядерного оружия выступило Министерство обороны СССР (в то время Министерство Вооруженных Сил) по согласованию с министерствами атомной энергии (в то время Первым главным управлением при Совете Министров СССР), здравоохранения, химической и радиотехнической промышленности СССР. Непосредственным разработчиком первых предложений был спецотдел Генерального штаба Вооруженных Сил СССР (начальник отдела - В.А. Болятко, исполнители - А.А. Осин, Е.Ф. Лозовой). Руководил разработкой предложений заместитель министра обороны по вооружению маршал артиллерии Н.Д. Яковлев.

Первое представление предложения по учению было подписано Маршалом Советского Союза А.М. Василевским, Б.Л. Ванниковым, Е.И. Смирновым, П.М. Кругловым, другими ответственными лицами и направлено заместителю Председателя Совета Министров СССР Н.А. Булганину. За четыре года (1949-1953 гг.) было разработано более двадцати представлений, которые направлялись в основном Н.А. Булганину, а также Л.М. Кагановичу, Л.П. Берии, Г.М. Маленкову и В.М. Молотову.

29 сентября 1953 г. вышло постановление Совета Министров СССР, положившее начало подготовке Вооруженных Сил и страны к действиям в особых условиях. Тогда же по представлению В.А. Болятко Н.А. Булганиным был утвержден к изданию перечень руководящих документов, ранее разработанных 6 Управлением Министерства обороны, в частности "Справочник по ядерному оружию", пособие для офицеров "Боевые свойства ядерного оружия", "Наставление по ведению операций и боевых действий в условиях применения ядерного оружия", "Наставление по противоатомной защите", "Руководство по защите городов", "Руководство по медицинскому обеспечению", "Руководство по радиационной разведке", "Руководство по дезактивации и санитарной обработке" и "Памятка солдату, матросу и населению по защите от атомного оружия". По личному указанию Н.А. Булганина в месячный срок все указанные документы были изданы Воениздатом и доставлены в группы войск, военные округа, округа противовоздушной обороны и на флоты. Одновременно для руководящего состава армии и флота был организован показ специальных фильмов по испытаниям ядерного оружия.

Начались поиски полигона, на котором можно было бы провести общевойсковое учение с реальным ядерным взрывом. Был рассмотрен вариант проведения такого учения на ракетном полигоне Капустин Яр, но он был отклонен. Весной 1954 г. рекогносцировочной группой под руководством генерал-лейтенанта И.С. Глебова была проведена оценка Тоцкого полигона, расположенного между Самарой и Оренбургом, он и был признан пригодным по условиям обеспечения безопасности для проведения учения. Атомная бомба мощностью порядка 40 тыс. т тротилового эквивалента, подрыв которой планировалось осуществить в ходе учения, предварительно была испытана на Семипалатинском полигоне в 1951 г. в условиях равнинной местности казахстанской полупустыни. Проведение воздушного ядерного взрыва в условиях пересеченной и залесенной местности Тоцкого полигона имело большое практическое значение для оценки влияния местности на ослабление (либо усиление) поражающих факторов ядерного взрыва (ударная волна, световое излучение, проникающая радиация и радиоактивное заражение местности). К лету 1954 года было окончательно принято решение о проведении войсковых учений с реальным применением ядерного оружия на Тоцком полигоне, расположенном на западе Оренбургской области. В районе планируемого взрыва был выбран участок пересеченной местности с большим количеством холмов, лощин и лесных массивов (преимущественно дубрав).

Выбором полигона для проведения учения было положено начало кропотливой работе по его подготовке. Руководителем учения был назначен Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, начальником штаба - генерал армии И.Е. Петров, а его заместителем - генерал-лейтенант И.С. Глебов. В состав руководства учением была включена специальная группа офицеров 6 Управления Министерства обороны: В.А. Болятко - руководитель группы, Б.М. Малютов - заместитель руководителя группы, А.А. Осин - начальник штаба группы, С.В. Форстен, С.А. Зеленцов, И.В. Ремезов, Н.В. Козин, В.П. Волков и другие офицеры различных специальностей.

Природное описание позиционного района

Центр цели был расположен в долине между двумя грядами холмов на высоте 195 м над уровнем моря. От центра цели долина тянется с севера на юг на расстояние около 12 км, постепенно понижаясь до уровня реки Самары (около 77 м над уровнем моря). К северу от центра цели холмы смыкаются, охватывая её полукольцом. Рельеф местности постепенно повышается, и на расстоянии 1 км от центра цели высота холмов достигает 257 м над уровнем моря. Склоны холмов пологие, без лесного покрова. Ширина долины у центра цели составляет примерно 400 м.

С восточной стороны долина ограничена грядой холмов высотой 210-250 м над уровнем моря, которая тянется с севера на юг и имеет протяженность около 10 км. На расстоянии 8-10 км за первой грядой холмов, параллельно ей, тянется вторая гряда холмов. Между этими грядами протекает река Маховка.

С западной стороны долина ограничивается грядой холмов высотой 225-235 м над уровнем моря, которая тянется от центра цели с севера на юг всего лишь на 4 км, а затем переходит в группу более низких холмов, доходящих до долины реки Самары. На расстоянии 5-6 км от первой гряды холмов, почти параллельно ей, тянется еще одна гряда высотой 180-240 м над уровнем моря. Между этими грядами протекает река Елшанка.

На север от центра цели местность представляет собой возвышенное плато с отдельными холмами высотой 250-280 м над уровнем моря. Дно долины в районе центра цели ровное, покрыто сухой и полусухой травой высотой до 50 см. К моменту проведения испытания имелся ряд отдельных скошенных участков. В настоящее время в долине много рощ и молодого леса, преимущественно осинника, высотой 3-5 м. На расстоянии до 1,1 км от центра цели встречается молодой сосновый лес. В радиусе 5-6 км склоны холмов и лощин покрыты преимущественно дубовым лесом с диаметром стволов 10-25 см. Встречаются также отдельные осиновые рощи с высотой деревьев до 12 м и диаметром стволов 15-20 см.

Лесные участки через 1 км прорезаны просеками шириной 3-4 м, заросшими густой порослью высотой до 4 м. Березовая и осиновая поросль более густая, чем дубовая. Валежник и бурелом в лесах имеется в небольшом количестве, однако много сухой листвы и травы, по которой может быстро распространяться пламя возникшего пожара. Кроны деревьев сомкнуты на 60-80%.

Пересеченная местность в районе, намеченном для взрыва атомной бомбы, обеспечивала всестороннюю оценку воздействия атомного взрыва на инженерные сооружения, военную технику, животных и позволяла выявить влияние рельефа местности и растительного покрова на распространение ударной волны, светового излучения и проникающей радиации.

Заселенность местности и характер построек

Расположение населенных пунктов в районе учения позволяло не причинить значительного ущерба при атомном взрыве местному населению, выбрать маршрут полета самолета - носителя атомной бомбы в стороне от крупных населенных пунктов, а также обеспечивало радиационную безопасность при движении радиационного облака в восточном, северном и северо-западном направлениях.

По характеру заселенности в 1954 году район испытания представлял собой типичную сельскую местность. Ближайшим к месту взрыва населенным пунктом являлась деревня Маховка (173 двора), расположенная в 4,5 км северо-восточнее центра цели. Деревня занимала площадь около 1 км2. В 4 км северо-западнее центра цели располагался лесозаготовительный участок, состоявший из трех деревянных и нескольких глинобитных домов полуземляночного типа. В том же направлении, на растоянии 5 км от центра цели, находилась деревня Орловка (87 дворов). К ней примыкали деревни Ивановка (62 двора) и Елшанка-2 (143 двора). Общая площадь, занимаемая деревнями, составляла около 2 км2.

Другие населенные пункты находились на расстоянии более 9 км от центра цели. Перечисленные деревни располагались в долинах рек Маховка и Елшанка. Ширина улиц в этих деревнях составляла 25-40 м, интервалы между домами - 12-25 м. Постройки в деревнях представляли собой одноэтажные деревянные (рубленные из сосны или дуба) дома, обмазанные глиной или саманные и глинобитные. Кровли построек были, в основном, соломенные, реже железные, тесовые или шиферные. Надворные постройки и колхозные дворы были возведены из самана или плетня, зачастую не обмазаны глиной. Дворы огорожены плетнем из ивняка. Рядом с домами были сложены кучи хвороста, употребляемого в качестве топлива, и стога соломы. Колодцы для воды - открытые, шахтного типа. Растительности (деревьев, кустарников) в населенных пунктах было мало, сады отсутствовали. Ближайшие двухэтажные деревянные дома находились на удалении 6,6 км от центра цели (школа в деревне Елшанка-2), кирпичные - на удалении 10,5 - 11 км (лагерь, поселок Тоцкое).

Замысел и подготовительные работы

По замыслу учения для наступающей сторон ("восточные") была поставлена задача: прорыв стрелковым корпусом подготовленной тактической обороны условного противника с применением атомного оружия, для обороняющейся ("западные") - организация и ведение обороны в условиях применения атомного оружия.

Основное внимание при проведении учения уделялось действиям наступающей стороны, войска которой реально осуществляли атомную, артиллерийскую и авиационную подготовку прорыва обороны и преодолевали район атомного взрыва. При этом войска, занимавшие оборону, были заблаговременно выведены на безопасное удаление. В дальнейшем эти войска использовались для удержания тыловой позиции и участков полосы корпусных резервов.

Большую часть сентября 1954 г. в районе учения сохранялась ясная, сухая, тёплая погода; среднемесячная температура воздуха была на 2...4° выше многолетней нормы. Это обеспечивало хорошую проходимость всех видов транспорта, благоприятные условия для проведения инженерных работ и позволяло осуществить сброс атомной бомбы при визуальном прицеливании. Непосредственно в дни, предшествующие учениям, дневная температура составляла +23...+28°, что на 4...9° выше сентябрьской нормы для данной местности.

Всего на учение привлекалось порядка 45 тыс. чел. личного состава, 600 танков и самоходно-артиллерийских установок, 500 орудий и минометов, 600 бронетранспортеров, 320 самолетов и 6 тыс. тягачей и автомобилей различного предназначения. В исходных районах размещения войск было отрыто более 380 км траншей, построено более 500 блиндажей и других укрытий. Войска на учение были выведены в специально разработанных штатах применительно к организации, принятой в 1954 г. (сформирован стрелковый корпус), и обеспечены новым вооружением и техникой. Наступление стрелкового корпуса планировалось обеспечить тремя ядерными взрывами, из них: одной бомбой среднего калибра (реальная) и двумя малого калибра (имитаторами, т.е. за счет подрыва на земле обычного взрывчатого вещества). Реальную атомную бомбу было намечено сбросить по батальонному району обороны (район с отметкой высоты 195,1) на позиции полковых резервов. Этот батальонный район представлял собой сильный узел сопротивления в глубине обороны "западных", подавление которого нарушало устойчивость всей позиции полковых резервов обороняющихся, а также боеспособность основной группировки их артиллерии. Нанесение реального атомного удара по району у отметки 195,1 обусловливалось также необходимостью обеспечения безопасности близлежащих крупных населенных пунктов. Взрывы, имитирующие применение бомб малого калибра, предусматривалось использовать для прорыва главной и второй полосы обороны соответственно. Следует еще раз отметить, что реально, как и предусматривалось планом учения, наносился только один удар атомной бомбы среднего калибра, остальные два - имитировались.

Планирование применения атомного оружия проводилось в строгом секрете от обороняющейся стороны. Наступающим войскам об этом сообщалось за день до начала наступления.

В исходном положении для наступления и в обороне в ротах (батареях) и батальонах (дивизионная) выставлялись наблюдатели, а на командных и наблюдательных пунктах полков, дивизий и корпуса - химические наблюдательные посты из подразделений химической защиты. Химический инструктор батальона имел радиометр, химический разведывательный дозор - два рентгенометра и радиометр. Оповещение войск о наличии радиоактивного заражения предусматривалось проводить сигналом химической тревоги, по которому личный состав должен был надеть индивидуальные средства защиты (противогаз, накидку, чулки и перчатки) и продолжать выполнение поставленной задачи. Планом также предусматривалось ведение радиационной разведки и в ходе боя непосредственно в боевых порядках. Войскам вход в районы с уровнями радиации более 25 Р/ч был запрещен. Поэтому химические разведывательные дозоры частей и соединений решали задачу обнаружения радиоактивного заражения на направлениях своего движения, определения и обозначения уровней радиации и путей обхода непосредственно на местности. Для дозиметрического контроля облучения личного состава подразделений, наступающих через район реального атомного взрыва, использовались камеры индивидуального контроля облучения; кроме того, в каждом батальоне и на наблюдательных пунктах командиров частей и соединений имелась дозиметрическая аппаратура для определения средней дозы облучения личного состава в данном районе. Было предусмотрено проведение дозиметрического контроля зараженности личного состава, обмундирования, вооружения и техники после преодоления района атомного взрыва и после выполнения задачи дня.

Реальное применение атомной бомбы, проведение боевой артиллерийской стрельбы и бомбометания, а также широкое применение в ходе учения имитации потребовали разработки ряда мероприятий по обеспечению безопасности войск и местного населения. Для выполнения этой важной работы в штабе руководства учением была создана специальная служба безопасности.

В целях исключения поражения от атомного взрыва было принято решение атомную бомбу применять лишь при строго определенных условиях:
- маршрут полета самолета-носителя должен проходить параллельно линии фронта в удалении от войск не менее 5 км и вне крупных населенных пунктов;
- самолет-носитель должен сопровождаться самолетами-бомбардировщиками и истребителями, самолеты сопровождения обязаны вести разведку погоды и киносъемку, осуществлять охрану носителя в полете и контролировать штурманские расчеты;
- с самолетом-носителем должна быть обеспечена непрерывная связь как с аэродромом вылета, так и с командным пунктом в районе учения;
- бомбометание проводить при визуальном прицеливании с высоты 9 тыс. м и установкой "на взрыв" на высоте порядка 350 м; в случае, если цель окажется закрытой облаками, допускалось бомбометание с использованием радиолокационного прицела;
- бомбометание проводить со второго захода носителя на цель;
- отклонение от цели не должно превышать 500 м;
- направление ветра (откуда дует) должно быть южного, юго-восточного, юго-западного или, в крайнем случае, западного направления.

Задача по обеспечению сброса атомной бомбы возлагалась на специально созданную авиационную группу. В качестве самолета-носителя был выделен самолет Ту-4, экипаж которого уже осуществлял реальное бомбометание атомной бомбы на Семипалатинском полигоне. На местности в районе отметки 195,1 не было хорошо заметного ориентира, который мог бы служить точкой прицеливания для осуществления бомбометания с носителя. Поэтому для обеспечения заданной точности бомбометания в центре цели была оборудована точка прицеливания в виде квадрата, ограниченного белой каймой. В центре квадрата был белый крест, по боевому курсу - углы из белых полос. В целях обеспечения выхода на цель при отсутствии оптической видимости в центре квадрата были установлены три уголковых радиолокационных отражателя. Экипаж носителя провел пять тренировочных бомбометаний по району цели, среднее отклонение сброшенных бомб от центра цели составило 100 м. Для исключения поражения войск световым излучением личному составу было запрещено смотреть в сторону взрыва до прохождения ударной или звуковой волны, а подразделениям, наиболее близко расположенным к эпицентру атомного взрыва, для защиты глаз были выданы специальные затемненные пленки к противогазам. Для предотвращения поражения ударной волной войска, располагающиеся наиболее близко (на удалении 5-7,5 км), должны были находиться в укрытиях, далее 7,5 км - в траншеях в положении сидя или лежа.

Для участвующего в учении личного состава, вооружения и техники были уменьшены в четыре раза по сравнению с допустимыми нормы зараженности радиоактивными веществами.

Была установлена и запретная зона. Граница ее проходила на удалении 8 км от центра цели, а со стороны наступающих войск - по р. Маховка (в 5 км от центра цели). На границе запретной зоны выставлялась специальная охрана за 5 суток до взрыва и в течение первых 3 суток после него. Допуск в нее проводился только через контрольно-пропускной пункт по специальным пропускам, что позволяло контролировать выход личного состава из зоны.

Личный состав войск, непосредственно не принимавший участия в учениях, на время атомного взрыва выводился из зданий и располагался в щелях и укрытиях. На случай, если бы взрыв был наземный, а не воздушный, - аварийная ситуация, учение отменялось и вступали в силу особые мероприятия, разработанные штабом руководства.

Меры обеспечения безопасности местного населения разрабатывались также исходя из возможных последствий воздушного взрыва атомной бомбы. На случай наземного взрыва предусматривалась эвакуация населения в зависимости от создавшейся обстановки. Для проведения мероприятий по обеспечению безопасности населения район учения в радиусе до 50 км от места взрыва был разбит на пять зон:
зона № 1 (запретная зона) - до 8 км от центра взрыва,
зона № 2 - от 8 до 12 км,
зона № 3 - от 12 до 15 км,
зона № 4 - от 15 до 50 км в секторе 300-110 градусов,
зона № 5 - расположена к северу от цели по боевому курсу самолета-носителя в полосе шириной 10 км и глубиной 20 км, над которой пролет носителя осуществлялся с открытым бомбоотсеком.
Зона № 1 полностью освобождалась от местного населения. Жители населенных пунктов, скот, фураж и все движимое имущество выводились в другие населенные пункты, расположенные не ближе 15 км от центра атомного взрыва. В зоне № 2 за 3 ч до атомного взрыва население отводилось в естественные укрытия (овраги, балки), расположенные вблизи населенных пунктов; за 10 мин до взрыва по установленному сигналу все жители должны были лечь на землю лицом вниз. Общественный и личный скот заблаговременно был отогнан в безопасные районы. В зоне № 3 за 1 ч до взрыва население выводилось из домов на приусадебные участки на удаление 15-30 м от строений, за 10 мин до взрыва по сигналу все ложились на землю. В зоне № 4 предусматривалась защита населения только от возможного радиоактивного заражения местности по пути движения облака главным образом в случае наземного взрыва. За 2 ч до взрыва население этой зоны укрывалось в домах в готовности к эвакуации. Население зоны № 5 было вывезено за ее пределы в безопасные районы за 3 ч до взрыва. Скот был отогнан или укрыт в сараях.

Для осуществления радиационного наблюдения и дозиметрического контроля в крупных населенных пунктах в зоне до 50 км от центра цели были выставлены дозиметрические посты за 2 суток до начала учения. На случай возможной эвакуации из зоны сильного заражения были созданы эвакуационные отряды на автомашинах, которые могли обеспечить вывоз всего населения за один рейс. Были развернуты обмывочно-дезактивационные пункты, усилены врачебные и фельдшерские участки, лечебные учреждения. На случай возникновения чрезвычайных обстоятельств было предусмотрено использование отдельного медицинского батальона специального назначения. В населенные пункты всех зон были направлены ответственные офицеры. По вопросам безопасности в период учения населения руководствовалось указаниями местных органов власти, представителей военного командования, старших по группе домов, а также памяткой местному населению, содержание которой доводилось устно за 2-3 дня до начала учения.

Кроме того, предусматривались другие мероприятия (меры противопожарной безопасности, материальное, техническое, медицинское, топографическое и другие виды обеспечения). Принятыми мерами безопасность населения и личного состава частей и соединений, участвовавших в подготовке и проведении учения, была обеспечена.

За 2-3 суток до начала учения на полевой аэродром в районе станции Тоцкое стали прибывать высшие военачальники: маршалы Советского Союза А.М. Василевский, К.К. Рокоссовский, И.С. Конев, Р.Я. Малиновский и др. Прибыли и военные делегации из социалистических стран. Все они размещались в заранее построенном в районе лагеря так называемом правительственном городке. За сутки до начала учения прибыли Н.С. Хрущев, Н.А. Булганин, И.В. Курчатов. К этому времени войска заняли исходные позиции для наступления в 12 км от эпицентра. Перед началом учений Н.С. Хрущев и сопровождающие его лица ходили по переднему краю и представляли участвующим в учении солдатам, сержантам и офицерам академика И.В. Курчатова, который объяснял предстоящий атомный взрыв и гарантировал безопасность всех участников.

Всем участникам разъяснили: проведение такого учения - вынужденная, но необходимая мера, что его повторение исключается и надо подготовиться так, чтобы сразу извлечь наибольшую пользу для обороны страны. И прежде всего в вопросах боевого применения родов войск, обеспечения противоатомной защиты личного состава, его психологической устойчивости при атомном взрыве.… Люди же действовали сознательно, грамотно и инициативно. Самое серьезное внимание уделялось отработке действий личного состава как в момент взрыва, так и при преодолении зараженных радиоактивными веществами участков местности. Документы подтверждают: меры эти исключали воздействие поражающих факторов атомного взрыва на войска свыше допустимых норм. Например, участки местности с уровнем радиации свыше 25 Р/ч объявлялись запретными, обозначались специальными знаками и войска обязаны были их обходить.

Об обеспечении безопасности на корпусном учении

В целях обеспечения безопасности личного состава войск при проведении 14 сентября с.г. корпусного учения ПРИКАЗЫВАЮ:
1. На период атомного взрыва ответственность за безопасность личного состава войск возложить:
а) на заместителя руководителя учения по специальным вопросам - на г.Медвежья и в районе № 2 - Пронькино, (иск.) Павловка, выс. 238,6 м, отм. 140,9 м, южн. опушка рощи, (иск.) МТС, Маховка;
б) на командира 128ск в исходном положении корпуса (район № 2) в границах: с севера и юга - разграничительные линии 128ск; с востока - по р.Мал.Уран; с запада по р.Маховка;
в) на заместителя начальника штаба руководства по организационным вопросам - на г.Петровская Шишка, "Запятая" и в городке штаба руководства "Роща".
2. На остальной территории учения мероприятия по безопасности организовать распоряжением командующего ЮжУрВО.
3. Непосредственную ответственность за соблюдением мер безопасности, личным составом войск возложить на командиров подразделений, частей и соединений.
4. Для контроля за безопасностью войск и соблюдением ими мер безопасности районы разбить на участки и назначить комендантов участков, на которых возложить личную ответственность за соблюдение всеми военнослужащими и служащими всех мер безопасности. Коменданты участков должны точно знать, кто и где будет находиться в день учения на их участке.
5. Командирам соединений и отдельных частей учесть весь личный состав и технику, которые во время атомного взрыва будут находиться в отрыве от своих подразделений и частей. Одиночных военнослужащих свести в команды, назначить старших и подготовить для них укрытия. О составе и местах нахождения этих команд командирам соединений и отдельных частей к 18.00 11.9 письменно сообщить начальникам районов. Начальникам районов проверить эти команды, наличие укрытий для них и организовать оповещение их об атомной тревоге.
6. В день учения с 5.00 до 9.00 в указанных районах запретить движение одиночных лиц и автомашин. Передвижение разрешить только в составе команд с ответственными офицерами. С 9.00 до 10.00 всякое движение запретить.
7. Ответственность за организацию и выполнение мер безопасности возложить: при проведении боевых артиллерийских стрельб - на заместителя руководителя учения по артиллерии, при проведении боевого бомбометания - на заместителя руководителя учения по авиации, при проведении имитации - на заместителя руководителя учения по инженерным войскам.
8. Районы г.Лысая (северная) и г.Каланчевая, по которым проводится боевое бомбометание, объявить запретными зонами на весь период учения, оградить проволокой и красными флажками. По окончании бомбометания распоряжением заместителя руководителя учения по инженерным войскам выставить оцепление.
9. Передачу сигналов оповещения с пункта управления руководства производить по радиосетям оповещения на частотах 2500, 2875 и 36.500 кГц. На всех КП, НП и КИП до батальона (дивизиона) включительно, а также в частях лагерного сбора иметь дежурные радиоприемники (радиостанции), работающие на одной из этих частот. Командирам соединений и частей выделить для этой цели лучших радистов с вполне исправными радиоприемниками (радиостанциями) и лично проверить их готовность к работе. Тренировку личного состава в работе в радиосетях провести по графику, утвержденному моим заместителем по войскам связи.
10. В период с 6.00 до 8.00 12 сентября распоряжением командира 128ск провести тренировку войск и штабов в действиях по сигналам атомной и химической тревог.
11. Вывод войск за пределы запретных зон закончить к исходу 9 сентября и письменно донести мне. Все подготовленные укрытия и убежища, а также готовность средств связи к приему и передаче сигналов проверить специальными комиссиями и результаты проверки оформить актами.
12. По остальным вопросам безопасности войск строго руководствоваться "Инструкцией по обеспечению безопасности войск на корпусном учении в районе Тоцких лагерей".
13. Приказ довести до всех командиров соединений и частей.
14. О выполнении настоящего приказа донести в штаб руководства к 19.00 11.09.54.

Руководитель учения Маршал Советского Союза Г. К. ЖУКОВ

Принятые в приказе сокращения: выc. - высота; отм. - отметка; г. - гора; ск. - стрелковый корпус; р. -река; иск. - исключения.

Начало учений

В день учения 14 сентября 1954 г, с восходом солнца была ясная, солнечная погода со слабым ветром юго-западного направления и незначительной облачностью на высоте 1000 м, температура воздуха в утренние часы составила +9...+12°. Однако, согласно прогнозу, погодные условия должны были измениться: в течение дня ожидалось увеличение облачности до 5 баллов на высоте 10 км и появление облачности на высоте 4-5 км, а также изменение направления ветра с юго-западного на западное и увеличение его скорости до 28 м/с на высоте 10-12 км; максимальная температура воздуха в дневные часы прогнозировалась в пределах +24...+27°. Прогноз погоды хотя и не был вполне благоприятным, но по установленным требованиям безопасности допускал применение атомной бомбы. В связи с этим экипаж самолета - носителя атомной бомбы получил приказ на взлет и выполнение постановленной задачи. За время полета погода, как и ожидалось, изменилась. К 9 ч утра ветер у земли был почти западного направления. С выходом самолета-носителя на боевой курс цель закрыло облачностью среднего яруса 5-7 баллов. За 10 мин до нанесения атомного удара был дан сигнал "атомная тревога", по которому личный состав участвующих в учении войск ушел в укрытия и убежища. Экипажи танков и самоходно-артиллерийских установок заняли свои места в машинах и задраили люки. В 9 ч 33 мин самолет-носитель с высоты 8 тыс. м сбросил атомную бомбу, через 45 с на высоте 350 м от поверхности земли последовал взрыв. Отклонение эпицентра взрыва от цели составило 280 м в северо-западном направлении.

Физическая картина развития облака взрыва и пылевых образований

Взрыв атомной бомбы сопровождался ослепительной вспышкой, осветившей местность ярко-белым светом. После вспышки в центре взрыва на высоте 350 м образовалась светящаяся область сферической формы. По наблюдениям яркость светящейся области в первые моменты значительно превышала яркость солнца и затем, с течением времени, уменьшалась. Под действием мощного светового излучения на обширной площади в районе взрыва произошло испарение влаги, а также растрескивание и измельчение частиц грунта, сгорание органических веществ. В результате возникло резкое задымление и запыление приземного слоя воздуха и значительное снижение его прозрачности. Этот слой поглотил часть энергии светового излучения светящейся области и быстро нагрелся до высокой температуры. По оценкам специалистов температура в нагретом запыленном слое составляла ~800 K, а его протяженность до ~ 1000 м от эпицентра. Процесс образования нагретого запыленного слоя под действием светового излучения взрыва происходил до прихода ударной волны.

Сферическая ударная волна, образовавшаяся при взрыве, достигла поверхности земли через 0,2 с после взрыва. С этого момента началось регулярное отражение ударной волны от поверхности. При движении отраженной ударной волны по неоднородной среде за фронтом падающей сферической волны в районе эпицентра взрыва образовался вихрь, который впоследствии трансформировался в пылевой столб. Прохождение отраженной ударной волны через светящуюся область вызвало её деформацию - в нижней части светящейся области через 1,5 с после взрыва появилась вмятина. Прохождение отраженной ударной волны через облако взрыва ускорило процесс подъема светящейся области в атмосфере и его сворачивание в тороидальное облако взрыва. После того как ударная волна прошла по поверхности расстояние, приблизительно равное высоте взрыва, началось её регулярное отражение, при котором образовалась головная ударная волна, фронт которой был ориентирован перпендикулярно поверхности земли. Переход от регулярного отражения к нерегулярному произошел через 0,43 с после взрыва. В результате сформировался пылевой вал, который двигался за ударной волной вдоль поверхности земли до расстояния приблизительно 1000 м, высота его составляла ~100 м и более. После ухода ударной волны пылевой вал продолжал растекаться и увеличиваться в размерах, его диаметр достиг ~3500 м, а высота ~200 м.

Через 3,6 с после взрыва поверхность светящейся области начала темнеть, на ней появились отдельные менее яркие пятна, которые разрастались в размерах и вскоре охватили всю поверхность светящейся области. На этом закончилось развитие светящейся области и началось развитие облака взрыва. В конце своего развития светящаяся область имела горизонтальный размер ~714 м. Облако взрыва приобрело форму тороидального вихря с клубящейся поверхностью, сквозь которую пробивались языки пламени. Вслед за устремившимся вверх облаком из эпицентральной зоны взрыва начал подниматься огромный пылевой столб, который через 4-5 с приблизился к облаку взрыва и придал ему характерную грибовидную форму. Через 20 с свечение облака взрыва прекратилось. При дальнейшем подъеме верхняя часть облака покрылась белым слоем конденсированных паров воды. Эти пары постепенно обволакивали все облако и стали втягиваться внутрь, образуя при подъеме колоколобразный конденсационный раструб, охвативший пылевой столб. Затем на другой высоте также образовался второй раструб. Примерно через минуту облако взрыва поднялось на ~ 4 км, а через 7 минут - на высоту ~ 15км. В течение всего времени подъема облако сносилось ветром в восточном направлении. Через 15-20 минут после взрыва облако и пылевой столб рассеялись и их остатки были унесены ветром. Пылевой вал и основание пылевого столба были перемещены с дымом многочисленных пожаров, которые возникли на местности сразу после взрыва.

Дальнейший ход учений

Через 5 мин после атомного взрыва началась артиллерийская подготовка, затем был нанесен удар бомбардировочной авиацией. По окончании артподготовки в направлении эпицентра взрыва атомной бомбы были высланы дозоры радиационной разведки, прибывшие в район эпицентра через 10 мин после взрыва. Они установили, что уровень радиации в этом районе через 1 ч после взрыва составлял 50 Р/ч, в зоне радиусом до 300 м - 25 Р/ч, в зоне радиусом 500 м - 0,5 Р/ч и в зоне радиусом 850 м - 0,1 Р/ч. Обозначение границ зон заражения было полностью закончено через 1,5 ч после взрыва, т.е. до выхода наступающих войск в районы заражения.

Около 12 ч передовой отряд механизированной дивизии "восточных", двигаясь впереди боевых порядков первого эшелона и преодолевая очаги пожаров и завалов, вышел в район атомного взрыва. Через 10-15 мин за передовым отрядом в тот же район севернее эпицентра взрыва выдвинулись подразделения стрелкового полка, а южнее - подразделения механизированного полка. Войска двигались по дорогам колоннами. Впереди колонн следовала войсковая радиационная разведка, которая установила, что уровень радиации на местности на удалении 400 м от эпицентра взрыва к этому времени уже не превышал 0,1 Р/ч. Войска преодолевали район атомного удара со скоростью 5 км/ч, а передовой отряд механизированной дивизии в районе эпицентра еще быстрее - 8-12 км/ч. В момент взрыва в воздухе находились самолеты-истребители на удалении 30-35 км, а бомбардировщики - в 100 км от эпицентра взрыва. Ко времени их выхода на цель радиоактивное облако переместилось на 30 км от эпицентра взрыва.

Вспоминает участник учений генерал-лейтенант С. А. Зеленцов : "Закончив съемку картины взрыва, я в сопровождении дозиметриста и фотографа поехал на автомобиле по долине к эпицентру взрыва, периодически останавливаясь для съемки местности и опытных объектов. Это было необходимо для подготовки экспресс-доклада правительству. Местность после взрыва трудно было узнать: дымилась трава, бегали опаленные перепелки, кустарник и перелески исчезли. Меня окружали голые, дымящиеся холмы. Ориентироваться было трудно. Однако массовых пожаров не было и дороги были знакомы. Сфотографировав перевернутые и отброшенные танки, разрушенные траншеи, поврежденную технику, пораженных животных, прошли в направлении эпицентра взрыва, который выделялся группой отдельно стоящих, обугленных стволов деревьев, с которых ударом сверху были сорваны все сучья. Не доходя до зоны сильного радиоактивного заражения, пересекли дорогу, по которой перед нами прошли колонны наступающих. Было пусто и тихо, лишь пощелкивали радиометры, отмечая повышенный уровень радиации. Войска проследовали мимо эпицентра вне зоны сильного заражения. Непосредственно в зоне, примыкающей к эпицентру взрыва, земля была покрыта тонкой стекловидной коркой расплавленного песка, хрустящей и ломающейся под ногами, как тонкий ледок на весенних лужах после ночного заморозка. И на ней не было видно ничьих следов, кроме моих. Я ходил спокойно по этой корке, так как радиометр регистрировал уровень радиоактивности, не превышающий 1 Р/ч".

Вспоминает подполковник Н.В. Даниленко : "Примерно через 3 ч после взрыва был получен сигнал атаки. Войска были в противогазах и следовали на бронетранспортерах. Я со своим батальоном проследовали на бронетранспортерах в 600 м от эпицентра взрыва на скорости 16-18 км/ч. В момент следования я увидел поразившие меня последствия атомного взрыва: сожженный от корня до верхушки лес, покореженные колонны техники, обожженных животных и т.п. Полную картину действия взрыва я увидел на следующий день, когда командиров от батальона и выше возили к эпицентру. В самом эпицентре в радиусе 300 м не осталось ни одного столетнего дуба, все сгорело, земля была пепельно-обожженная. В районе взрыва были построены многочисленные траншеи различных профилей и видов: открытые и перекрытые, побеленные известью и укрепленные и др. Открытые траншеи обуглились и деформировались с 80 до 7-8 см, укрепленные и побеленные остались почти целыми. Укрепленная, но не побеленная, - выгорела и частично деформировалась. Перекрытые траншеи завалило. Дзоты с хорошими накатниками и со стоявшими в них пулеметами были целыми, но немного обгоревшими сверху. Блиндажи сверху обгорели, внутри же остались целыми.
К эпицентру с 3 сторон были поставлены колонны техники на глубину до 5 км. Техника до 1000 м от эпицентра оказалась вдавленной в землю и оплавленной. Грузовые автомашины до 800 м от эпицентра сгорели, до 1800 м были покорежены, а дальше - почти не повреждены. В нескольких местах от 1800 м и далее были размещены самолеты различных типов. Самолеты без чехлов сгорели, зачехленные белыми чехлами остались целыми и стояли несколько покосившись на бок от воздействия ударной волны. От векового леса в эпицентре ничего не осталось. Чуть дальше стали появляться пеньки, потом - часть стволов, затем - деревья со сгоревшими верхушками. "

В войсках, как и было предусмотрено планом учения, проводились дозиметрический контроль, дезактивация техники и санитарная обработка личного состава. Все это делалось по-настоящему для отработки и фиксации временных нормативов и расхода средств обработки. И сейчас, когда неспециалисты или люди, не знакомые с той обстановкой, высказывают сомнения в том, что все было безопасно, наносится большой вред психике бывших участников Тоцкого учения.

Проведенные в ходе учения два имитационных ядерных взрыва путем подрыва обычного взрывчатого вещества и бочек с бензином и нефтью внешне напоминали наземные ядерные взрывы малой мощности. Для людей, не видевших настоящих ядерных взрывов, они сошли за действительные. Первый взрыв, который был атомным, практически никто не видел, поскольку все находились в укрытиях. Облако от него наблюдали уже позднее. Проходя через дым и пыль от имитационных взрывов, солдаты думали, что действуют в реальных условиях. Это позволило оценить эффективность действия воинских подразделений в средствах защиты и проверить временные пределы работы дезактивационных пунктов.

В 16 ч 14 сентября войскам был дан отбой. После завершения учения был проверен личный состав, проведен дозиметрический контроль людей и техники. Во всех подразделениях, действовавших в районе атомного взрыва, на специальных пунктах проведена санитарная обработка воинов, заменено им верхнее обмундирование. Техника же прошла дезактивацию.

Как отмечалось выше, после взрыва образовалось клубящееся облако. Оно увеличивалось в размерах, быстро поднималось над центром взрыва и перемещалось в северо-восточном направлении, пройдя над ненаселенными районами, где не было и войск (нейтральная полоса). Начальный участок движения облака фотографировался, а затем оно сопровождалось самолетами воздушной радиационной разведки. Сосредоточенные в облаке радиоактивные продукты взрыва и часть грунта, затянутая в него, были подняты на высоту >10 км и начали выпадать примерно через 1 ч после взрыва, когда облако переместилось на десятки километров. В результате рассмотренного процесса формирования источника радиоактивного загрязнения сформировался "ближний" след облака протяженностью 210 км. Радиационной разведкой на самолете Ли-2 было установлено, что ось следа проходит на первых 70 км по азимуту 70°, далее - по азимуту 84°, что совпадало с траекторией переноса воздушных масс на высоте 7-9 км. К этому времени короткоживущие радиоактивные элементы в основном распались, а оставшиеся рассеивались на местности, не создавая опасных уровней заражения. Таким образом, между радиоактивным пятном вокруг эпицентра взрыва и радиоактивным следом оказалась чистая зона, по которой и проследовали наступающие войска. Радиоактивный след имел форму вытянутого эллипса с максимальными уровнями радиации на его оси 0,1 Р/ч на момент выпадения. Уже через 1 сутки след не обнаруживался.

В период от 30 мин до 24 ч в эпицентре взрыва наземная радиационная разведка регистрировала величины уровней радиации (табл. 1), которые определялись излучением марганца-54 (период полураспада 2.58 ч) и натрия-24 (период полураспада 14,96 ч).

Таблица 1. Мощность дозы у-излучения в районе эпицентра воздушного ядерного взрыва, произведенного на Тоцком учении

Расстояние от эпицентра взрыва, м Мощность дозы у-излучения на различное время после взрыва, Р/ч

30 мин

1 ч

5 ч

1 сут

100

12

1

200

140

85

9

0,8

400

19

12

1,2

0,1

700

2,0

1,2

0,1

0,01

1000

0,3

0,2

0,02

0,002



В случае преодоления войсковыми подразделениями пешим порядком эпицентральной зоны на расстоянии 300-400 м от эпицентра примерно через 1 ч после взрыва со скоростью 4-6 км/ч доза облучения личного состава не могла превысить 1-2 бэр; при ее пересечении на бронетранспортерах или танках она была бы в 4-8 раз меньше. То есть индивидуальная доза облучения непосредственных участников учения не могла превысить ее допустимой величины (0,5 бэр) для категории лиц, которые постоянно или временно работают с источниками ионизирующих излучений. Даже если гипотетически предположить, что все участники учения (44 тыс. чел.) преодолели зону эпицентра и каждый из них получил дозу 2 бэр, то для данной ситуации коллективной дозе в 88 тыс. чел.-бэр соответствует максимальное превышение индуцированных радиацией раковых заболеваний над спонтанным уровнем, равное 0,8 %. Такое превышение при естественной разовой изменчивости частоты раковых заболеваний до ± 50 % лежит ниже приемлемого для общества уровня риска и не может быть выделено при изучении данных медицинской статистики. Между тем анализ документов показывает, что в эпицентральной зоне взрыва действовало не более 1 % личного состава, привлекавшегося на учение.

Для сравнения приводим шкалу степени облучения человека (табл.2).

Таблица 2. Шкала степени облучения человека (по Н.Ф.Реймерс, 1990)

Эквивалентная доза (H), бэр

Степень облучения человека

450

Тяжелая степень лучевой болезни (погибает 50% облученных)

100

Нижний уровень развития легкой степени лучевой болезни

75

Кратковременное незначительное изменение состава крови

30

Облучение при рентгеноскопии желудка (местное)

25

Допустимое аварийное облучение персонала (разовое)

10

Допустимое аварийное облучение населения (разовое)

5

Допустимое облучение персонала в нормальных условиях за год

3

Облучение при рентгенографии зубов

500 мбэр или 0,06 мбэр/ч

Допустимое облучение населения в нормальных условиях за год

100 мбэр или 0,011 мбэр/ч

Фоновое облучение за год

Последствия для населения

Подвергалось ли опасности местное население? Однозначно - нет. Жители трех деревень (Ольховки, Маховки и Елшанки), расположенных на расстоянии 5-6,5 км от эпицентра взрыва, были заблаговременно выведены на безопасное расстояние. Деревни сгорели от воспламенения сухой старой соломы, покрывавшей крыши домов. Вместо них жители получили вновь отстроенные дома. Пострадавших не было.

Когда в конце 1980-х- начале 1990-х гг. началась усиленная кампания против проведения ядерных испытаний (да и вообще против всего, что связано с использованием ядерных технологий), вспомнили и про Тоцкое учение. Некоторые бывшие участники учения стали жаловаться на то, что от них скрыли дозы облучения, якобы полученные во время учения. Обычные и профессиональные заболевания стали связывать с участием в Тоцком учении. Корреспонденты некоторых газет стали искать "пострадавших" и нашли достаточно много желающих попасть в их число. Взбудораженные средствами массовой информации участники общевойскового Тоцкого учения 1954 г. с реальным применением атомного оружия посетили район проведения учения, но места взрыва не обнаружили несмотря на все старания: приборы регистрировали только фон, вырос лес и кустарник, бушевала растительность - никаких следов взрыва не осталось. Тогда, чтобы не забыть свои тревоги, поставили там памятный обелиск.

Список использованной литературы

1) Воспоминания генерал-лейтенанта А.А. Осина, генерал-лейтенанта С. А. Зеленцова, подполковника Н.В. Даниленко. http://iicas.org/articles/libr_rus_9_12_99_dog.htm
2) http://ecoinf.uran.ru/library/book/B00001/0_1.html
3) http://himvoiska.narod.ru/prikaz.html

Обсудить в Метеоклубе

Новости сайта

03.07.2017

Напоминаем, что на нашем специализированном сайте Метеоцентр.Азия вы можете получить высокодетализированные автоматические прогнозы погоды по пунктам России, СНГ и мира в авиационном формате (включающие направление и скорость ветра, видимость, явления погоды, количество и форму облачности, нижнюю и верхнюю границу облачности).



При копировании или ином использовании любых материалов данного сайта ссылка на © meteocenter.net обязательна.